Castle Rock Island

Объявление


В игре октябрь 2020 года

12 октября 2020 года
Джеймс Риордан, осужденный за убийство шерифа Монро, возвращается на остров после шести лет тюремного заключения.

21 октября 2020 года
Свой очередной день рождения Изабель Кроуфорд решила отметить с размахом и в большой компании.

Календарь, прогноз погоды | Путеводитель по острову
Правила | F.A.Q | Сюжет и Хроника | Вакансии | Имена и Фамилии | Внешности | Акции | Гостевая | Шаблон анкеты

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Castle Rock Island » Здесь и сейчас » Законопослушный гражданин


Законопослушный гражданин

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Законопослушный гражданин

http://forumupload.ru/uploads/0012/5c/b4/2/394909.jpg

http://forumupload.ru/uploads/0012/5c/b4/2/420763.gif
http://forumupload.ru/uploads/0012/5c/b4/2/378381.gif
http://forumupload.ru/uploads/0012/5c/b4/2/195011.gif

После шести лет тюремного заключения Джеймс Риордан наконец-то возвращается в родной город.

порт Касл Рока | 12 октября 2020 года | позднее утро

Dominick Santana, Brianna & Skyler Riordan, James Riordan

+10

2

[indent] Распоряжение пришло по факсу ранним утром, когда Доминик по обыкновению своему наслаждался крепким кофе и тишиной, которая царила в управлении в ранние часы. До пересменки был еще целый час. Ночной диспетчер клевала носом в ожидании своей дневной коллеги и лишь вяло улыбнулась, когда шериф бодро поздоровался с ней, когда проходил мимо. Все патрульные, что вышли в ночную смену, скорее всего подремывали в своих машинах в ожидании заветного часа. С тех пор, как сам Санатана маялся в патрулях, прошло уже много лет, но он до сих пор помнил, как потом ломило кости от долгого сидения в машине. По ночам почти все правонарушители Касл Рока предпочитали спать, поэтому ночное патрулирование города и его окрестностей было скорее формальностью и проходило в относительном спокойствии. Бывали, конечно же, и исключения, но нечасто. К утру даже самые припозднившиеся нарушители общественного спокойствия отчаливали спать и в городе наконец-то воцарялась блаженная тишина. В этой тишине Доминик покидал свой дом и ехал почти через весь город, заезжал по пути на работу в круглосуточную кофейню за своей стандартной порцией кофеина, а потом коротал время до начала рабочего дня, сидя у себя в кабинете и просматривая сводки. Ничто не предвещало, что сегодняшнее утро станет исключением.
[indent] Доминик едва не облился кофе, к счастью уже подстывшим, когда неожиданно заработал факс. Чертыхаясь, шериф поставил стакан на безопасном расстоянии от себя, клавиатуры компьютера и бумаг, которые просматривал, и близоруко сощурился на выползающий из мудреной оргтехники лист. Он успел подхватить его прежде, чем тот упал в специальную корзину для бумаг, и сразу погрузился в изучение, но стоило его цепкому взгляду выхватить из сухого текста знакомое имя, как он понял, что относительному спокойствию, в котором пребывало он сам и его семейство последние шесть лет, пришел конец.
[indent] Дожидаться пересменки Сантана не стал. Он как вихрь пронесся мимо диспетчерской, на ходу выискивая в своем личном смартфоне номер Макларена, заместителя прокурора штата, который, собственно, и вел это дело. Дозвон шел так долго, что Доминик успел не только добраться до своей машины, припаркованной на стоянке управления, но и забраться внутрь. Прижимая одной рукой телефон к своему уху, он вцепился другой в руль с такой силой, что костяшки его пальцев сначала побелели, а потом начали сереть, совсем как у мертвеца. Сонный голос старого знакомца, который явно и не думал выбираться из постели, вызывал у Сантаны приступ досады и раздражения, но он быстро с ним справился. Может, у зампрокурора сегодня выходной? Не линчевать же его за это. Однако, до конца справиться с обуревающими его эмоциями Доминик не смог.
[indent] — Как это понимать? — его голос прозвучал несколько громче, чем он рассчитывал.
[indent] — Кто это? — прохрипел Макларен в трубку. — Вы хоть знаете, который час?
[indent] Справедливое негодование человека, которого разбудили раньше положенного, однако, Сантану ничуть не впечатлило. Он поднял бы его и посреди ночи, приди ему в голову такая блажь.
[indent] — Самое время объяснить мне, почему я последним узнаю о том, что Риордана выпускают из тюрьмы?
[indent] — А, шериф Сантана... — теперь Макларен его узнал и, судя по всему, успокоился, что совершенно не входило в планы самого шерифа. — Распоряжение должно было прийти вчера, насколько мне известно. Если оно и подзадержалось, то я тут точно не причем. Комиссия состоялась еще на прошлой неделе. Решение уже принято, и я ничего не могу сделать. У вашего парня хороший адвокат. К тому же... — было слышно, что зампрокурора тщательно подбирает слова. — Согласитесь, шесть лет достаточный срок для этого парня. Лучшие годы своей молодости он потерял безвозвратно. Вас это должно успокаивать.
[indent] Сантане могло показаться, но в голосе Макларена как будто прозвучал сарказм. Шериф скрипнул зубами, но промолчал. Он никогда не скрывал своего отношения к Джеймсу, но то, на что намекал зампрокурора, его уязвляло. Он подонимал Макларена еще немного, интересуясь подробностями, а потом отключился. На самом деле все это было не так уж и важно. Куда больше его беспокоило совсем другое. Что ему теперь со всем этим делать?

Подпись автора

У каждого полицейского есть дело, которое не даёт ему покоя.

+10

3

Отчаянно зевая, Брианна готовила завтрак и поглядывала на часы, прикидывая про себя, как скоро проснется дочь. Поставила она будильник или снова забыла? Сама Брианна как-то всегда просыпалась самостоятельно, даже если накануне легла очень поздно. Привычка это была или что-то еще, она не знала, но это было очень удобно, когда у тебя есть кому, готовить завтрак. Панкейки уже красовались аккуратной стопочкой на блюде, кофеварка поддерживала уже давно сваренный напиток в горячем состоянии, а по радио надрывался какой-то современный бойз-бэнд. Такой сладкий, что можно было спокойно пить кофе без сахара, даже не морщась при этом. Обычное утро, обычного понедельника. В голове уже начался список дел на этот день. Брианна даже примерно знала, как он закончится, потому что все ее вечера в последние несколько лет заканчивались примерно одинаково. Никаких особых планов и ничего принципиально нового. Все та же пивоварня и все тот же паб, за стойкой которого она будет простаивать в ожидании, когда последний посетитель допьет свое пиво и отправится домой. Рутина? Может и так, но для Брианны Риордан это была та самая стабильность, которая не позволяла ей сойти с ума. И эта стабильность пошатнулась со звонком телефона, на который Брианна ответила мимоходом, переворачивая последний пухлый блинчик.
- Миссис Риордан?
Голос, раздавшийся в трубке, заставил ее зависнуть на несколько секунд, сжав лопатку в руке с такой силой, что костяшки пальцев побелели. Она научилась узнавать этот голос еще на стадии приветствия с тех самых пор, как сменила адвоката, однако, до этого дня у нее не было причин особо радоваться его звонкам. Но сегодня… сегодня все было как-то иначе. Сам голос адвоката звучал по-другому, не так сухо и официально, как обычно, и это обстоятельство сказалось на голосе самой Брианны, когда она отозвалась на зов после короткого замешательства. Он дрогнул, выдавая тревогу, которую она испытывала. Мать всегда тревожится за своих детей.
- Да, я вас слушаю.
- Это…
- Я вас узнала, - оборвала она звонившего. - Говорите. Что-то случилось?
- Случилось.
Это был короткий разговор, по завершении которого Брианна какое-то время смотрела на трубку в своей руке, словно не верила в то, что услышала, а потом бросилась по лестнице наверх и буквально ввалилась в комнату своей дочери.
- Скай? - дрожащим от возбуждения голосом завала она. - Скай?!
Скай спала, погребенная под одеялами и подушками, и, чтобы добраться до нее, Брианне пришлось дважды споткнуться, сначала о ботинки, валяющиеся у самого входа, а потом и школьную сумку, брошенную посреди комнаты. Однако ругать дочь за учиненный бардак, она не собиралась. Не сегодня во всяком случае.
- Скайлер, проснись!
Женщина затрясла накрытую одеялом кучку, а потом принялась за раскопки, отбрасывая в сторону все, что ей мешало добраться до дочери. Наконец-то ее откопав, Брианна взяла ее за плечо и перевернула на спину. Сонная и помятая, Скайлер уставилась на мать глазами, осмысленность в которых если и была, то весьма и весьма условная. От ушей змеились проводки наушников, а в общей тишине комнаты угадывался слабый стрекот играющей музыки. Теперь, по крайней мере, было понятно, почему Скайлер ее не слышала. В любой другой день, Бри рассердилась бы, но сейчас она была попросту на это не способна. Она рывком выдернула наушники из ушей дочери.
- Собирайся! - выпалила она с ходу, сверкая глазами. - Твоего брата выпускают! Он уже на пути домой. Слышишь меня?! Джеймс возвращается домой!

+10

4

Начало учебного года давалось Скайлер нелегко. Сложно возвращаться в прежний режим хорошей домашней девочки, которая вовремя ложится спать, рано встает и не пропускает уроки в школе, если почти все лето только и делала, что нарушала правила - засиживалась за компьютером, сбегала из дома в ночи, возвращалась под утро, а потом спала до обеда. Но что делать, если мама была непреклонна в своем намерении промариновать ее дома до начала учебного года в наказание за ту поездку. Впрочем, Скай не жалела ни о чем. Ни о том, что сделала, ни о том, что была наказана за это. Даже взаперти она себе ни в чем не отказывала и неплохо проводила время. Нарушать установленные мамой правила за одно это лето стало привычкой, от которой Скайлер и не думала отказываться, когда наказание подошло к концу. Она по-прежнему засиживалась допоздна, подолгу торчала в скайпе и сбегала из дома, чтобы потусить с друзьями, а иногда принимала неурочных гостей у себя в комнате, пока мама пропадала на пивоварне и в пабе или отсыпалась слишком уставшая после долгого рабочего дня, чтобы обращать внимание на странное оживление в комнате дочери.
Поэтому, когда с утра пораньше мама ворвалась к ней в комнату и принялась раскапывать ее берлогу, в которой Скайлер окопалась с рассветом, когда Рокко ушел домой, первой ее осмысленной мыслью стала паническая «Палево!». Она уставилась на нависшую над ней мать сонными глазами, в глубине которых, однако, уже плескался страх ребенка, которого застали в самый разгар проказы. В ушах играл рок, но Скайлер даже не подумала о том, чтобы избавиться от наушников. Она была слишком поглощена выражением лица матери. Оно было настолько удивительным, что Скай моментально забыла о собственных страхах и, не слыша себя из-за музыки, встревоженно прохрипела:
- Что случилось?
Ответ она получила незамедлительно, едва мама дернула за тонкие проводки и наушники выскочили из ушей Скай. Слова, такие знакомые и такие волнительные в первые секунды показались ей совершенно лишенными смысла. Куда собираться? Зачем? Но потом, до нее дошло. Сердце подпрыгнуло в груди от радости. Скайлер резко села на кровати, не сводя с мамы пытливых глаз. Поверить в то, что все это правда, что Джеймс возвращается домой, было очень легко, ведь они так долго этого ждали, но в то же время так страшно, что Скай просто не решалась. Ставить под сомнение все, что ей говорили, вообще стало частью ее характера с тех пор, как брата посадили. Но эти мамины слова… В них хотелось верить. Очень-очень хотелось.
- Правда? - ее охрипший со сна голос звучал сдавленно и сипло, но уже по совсем другой причине. Ей хотелось смеяться и плакать от радости, на которую, как она все еще думала, она не имела права. Но выражение лица мамы, ее дрожащий голос и блеск в глазах были красноречивее любых слов, и Скай дала себе волю. Она запищала от радости и заключила маму в объятия. Сердце в груди плясало как сумасшедшее, а все тело вибрировало, требуя действия. Скайлер хотелось бежать на пристань встречать Джеймса прямо так, в пижаме и босиком, но она, конечно же, не стала потакать этому порыву.
- Во сколько? Во сколько он приезжает? - спросила она, отстранившись от матери. Но так ли это было важно? Джеймс уже на пути домой, а это значит, что уже сегодня она увидит его не через стекло комнаты для встреч и уже сегодня обнимет, по-настоящему обнимет его впервые с тех пор, как его арестовали.
Скайлер скатилась со свой кровати так, словно та вдруг заполыхала, и бросилась к шкафу. Она собиралась со скоростью, которой мог позавидовать весь штат пожарного отделения. Она чистила зубы, умывалась и расчесывалась с ожесточением и сердитой досадой на то, что вынуждена тратить столь драгоценное время на такую ерунду, а ведь предстоял еще и завтрак. Мама не позволит ей покинуть дом, не позавтракав как следует.
- Ребята уже знают? - спросила Скай у матери, спустившись вниз уже при полном параде и с намерением расправиться с завтраком в рекордные пять минут. - Ты им звонила?
[icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/66460.jpg[/icon]

Отредактировано Skyler Riordan (08-09-2021 20:26:49)

+10

5

Касл Рок уже показался вдали, проступив неясным силуэтом сквозь розоватую дымку, что стелилась над заливом Мэн этим утром, но Джеймс прекрасно знал, что плыть до острова им предстоит еще как минимум полчаса. Особенно на таком корыте, как это. Старенькая самоходка натужно пыхтела, едва выдерживая среднюю скорость передвижения обычного парома, однако, Джеймс был только рад, что его провожатые не стали дожидаться парома. Чем быстрее они доберутся до острова, тем быстрее он избавится от их общества. Парочка совершенно тупоголовых быков в качестве конвоя и какой-то важный хрен из управления тюрьмами, который должен надеть на него браслет. Месяц не так уж и много, подумалось Джеймсу, когда он узнал, что его выпускают под домашний арест. Не шесть лет и даже не оставшиеся четыре из срока, который ему дали. Он все еще недоумевал, как его адвокату удалось добиться освобождения, но в подробности не лез. Какая разница, если он сможет, наконец-то, вернуться домой. Сможет обнять мать и сестру, напиться с ребятами, заняться своей обычной работой и больше не изображать из себя того, кем не являешься и никогда не являлся, чтобы банально выжить в том зверинце, в который его заперли. Шесть лет… В голове не укладывалось, что прошло только шесть лет. Джеймсу казалось, что он отсидел весь свой срок и даже больше. Он смотрел в зеркало и видел взрослого мужчину тридцати с лишним лет, а не парня, которому еще и двадцати восьми не было. Тюрьма заставила его не столько повзрослеть раньше времени, сколько состарила, широко расписавшись на его лице усталостью, которую едва ли ждешь от вчерашнего студента. Даже если это «вчера» было шесть лет назад.
— Тебя хоть ждут? — поинтересовался один из конвоиров. Оба они сидели на скамье по обе стороны от Риордана, словно всерьез опасались, что он может сигануть за борт в попытке побега, и оба загадочно зеленели от качки, передавая друг дружке леденцы от укачивания. Что, однако, не мешало им зубоскалить между собой.
— Шериф его ждет, — ответил вместо Джеймса второй дуболом, разгрызая новый леденец. — Заждался уже, наверное. Этож такое событие, — он гоготнул, но встретив непонимающий взгляд своего напарника, удивленно вскинул брови. — Ты что не в курсе? Наш молодчик его предшественника замочил. Так что, думается мне, его там ждут всем управлением.
Он снова загоготал, но почти сразу же затух, сморщившись от подкатившего к горлу кома. Да чтоб тебя вывернуло, подумал Риордан, никак внешне не реагируя на их с напарником болтовню. Однако, когда конвоир, который поднял эту тему, снова заговорил, пришлось выбираться из своего безмолвного панциря.
— Я вообще-то другое имел в виду, — мужик покосился на Джеймса и обратился уже к нему. — Кто у тебя там остался? Родители? Семья? Может, девушка?
Риордан непроизвольно передернул плечами на слове «девушка», но почти сразу же зябко заежился, словно ему было холодно. Впрочем, ему и правда было не особо жарко в тонкой толстовке, надетой поверх футболки. Это была не совсем та одежда, в которой следовало бы совершать морские прогулки длинною в четыре с лишним часа. Ничего, еще немного и он согреется.
— Меня ждут мать, сестра и еще как минимум пятнадцать человек, которых я считаю своей семьей. Если им сообщили о моем возвращении, то на пристани будет людно.
После долгого молчания голос Джеймса заметно осип, но силы своей не утратил, что было заметно по тому, как заерзал страдающий морской болезнью конвоир, явно привыкший к тому, чтобы выполнять приказы, произнесенные подобными голосами. Риордан никак это свое наблюдение не прокомментировал. Есть люди, которые созданы выполнять приказы, а есть люди, которые созданы эти приказы отдавать. Он был из последних. Как, впрочем, и все мужчины в его семье.
Когда впереди показалась знакомая белоснежная махина каслрокского маяка, Джеймс сам не заметил, как начал улыбаться. Это преобразило его лицо настолько, что куривший все это время в сторонке служащий управления тюрем, удивленно вскинул брови, но, конечно же, ничего не сказал. В конце концов, он видел подобное не единожды.

+10

6

[indent] Пришлось изрядно попотеть, чтобы узнать телефон распорядителя из управления тюрем, который сопровождал Риордана, но куда сложнее оказалось дозвониться до него. Судя по тому, как паршиво ловила сотовая связь, они были уже в пути, а это значило, что времени у Доминика было не так уж и много. Для чего - уже совсем другой вопрос. Он точно знал, что должен что-то предпринять, что-то сделать, пока не стало слишком поздно, но не знал, что именно. Первым его желанием было позвонить жениху дочери, Сэму Хаттону, чтобы он приехал и забрал Джованну к себе в Бостон, подальше от этого острова и от Риордана в частности, но Сантана достаточно быстро осознал, что это паника, поддаваться которой не стоит. Поэтому он решил просто уточнить у распорядителя, некого мистера Уоррена Буна примерное время их прибытия, и заявился в порт минут за десять, предварительно все же прокатившись по медленно просыпающемуся Касл Року, чтобы убить время и успокоить свои расшалившиеся нервы. В патрулировании, особенно, когда ты совсем не обязан его совершать, всегда было что-то успокаивающее и терапевтическое, и за неимением какого-то иного способа вернуть себе самообладание Сантана решил прибегнуть именно к нему, мысленно все таки проставив галочку напротив пункта «заглянуть к мозгоправу». Ему не помешает рецепт на легкие успокоительные. В новых обстоятельствах уж точно.
[indent] В итоге на пристань он прибыл почти в умиротворенном состоянии. По крайней мере, так казалось со стороны. Конечно, когда Сантана обнаружил там анархистов почти в полном составе, его видимое спокойствие пошатнулось. Сложно сохранять невозмутимость, когда тебя встречает пятнадцать пар глаз, которые смотрят на тебя совсем недружелюбно, но он выдержал и это, напомнив себе, что в этом и состоит его работа - не нравиться тем, у кого рыльце в пушку. В том, что среди членов клуба «Анархия 16» законопослушных никогда не было, Сантана не сомневался. За всеми водились грешки. За кем-то большие, за кем-то не очень. Сам клуб, несмотря на свою вполне легальную и даже полезную деятельность, не производил впечатления обычного кружка по интересам. Однако, переплюнуть своего лидера им теперь будет очень сложно, поскольку убийство шерифа это вам не два пальца обоссать.
[indent] Припарковав свою машину почти у самого края парковки, примыкающей к пристани, что уже была оккупирована байкерами на своим агрессивных чоперах, Доминик выбрался из салона и, стараясь не придавать значения всем тем тяжелым взглядам, что на него бросали эти бородатые мужики в кожанках.
[indent] - Ну конечно, как же без шерифа, - фыркнул один из байкеров, когда Сантана облокотился о бампер своей машины и, сложив руки на груди, стал ждать прибытия конвоя с бывшим заключенным. На анархистов он смотрел спокойно, как смотрел бы на стайку домохозяек. Они его никогда не пугали так, как пугал Риордан. Сначала Калеб, а потом Джеймс. Все, что он испытывал к байкерам, к их клубу и к их деятельности всегда относилось в первую очередь к их лидеру, а уже потом к ним самим. Спроси его кто-нибудь, как бы он отнесся к этой компании, если бы никто из Риорданов не имел к ним отношения, Сантана даже не станет отрицать, что его отношение к ним было бы совсем другим. Но его никто об этом никогда не спрашивал. Возможно, потому что его ответ был очевиден.
[indent] - Видать, хорошо пригорело, раз прискакал встречать, - заметил кто-то. Из-за восходящего солнца, заливающего пристань своим ярким светом, Доминик не смог разглядеть, кто это был, но это было и не важно. Нравиться этим парням он и не должен был, тем не менее, в его планы не входило припираться с ними из-за ерунды.
[indent] - Расслабьтесь, парни, - сказал он. - Я здесь, потому что это моя работа.
[indent] - Твоя работа - быть мудаком? - раздухарился совсем еще молодой паренек, нашивки на кожанке которого были совсем новыми, что говорило о том, что он совсем недавно занял свое место среди членов клуба.
[indent] - Уймись, - одернул его кто-то с куда более грубым и, главное, зрелым голосом. Куинн скорее всего. Первый после Бога. - Шериф не будет нам мешать. Верно, шериф?
[indent] Доминик лишь молча кивнул и посмотрел на часы. Ждать оставалось совсем немного.

Отредактировано Dominick Santana (14-10-2020 23:10:06)

Подпись автора

У каждого полицейского есть дело, которое не даёт ему покоя.

+10

7

Недоумение в глазах дочери довольно быстро сменилось знакомым неверием, которое так часто сквозило в ее взгляде последние годы. Внутри у Брианны даже что-то защемило, как только она поняла, что ее дочь ей не верит. Но, в конце концов, лицо Скайлер озарила та самая улыбка. С ней эта девочка встречала все новости о брате и с ней бежала к телефону, когда он звонил домой из тюрьмы. С ней же она заключила Брианну в объятия, вереща на уровне ультразвука и подпрыгивая на попе, как когда-то в детстве.
- Он уже в пути, - сказала Брианна, когда дочь отстранилась и засыпала ее вопросами. - Поэтому собирайся быстрее. Я хочу быть на пристани, когда он прибудет.
Скайлер уже металась по комнате, как бешеный хомяк по своей клетке, и Брианна решила оставить ее. Ей и самой не мешало бы переодеться, причесаться, навести хотя бы какой-то макияж, чтобы встретить сына красивой, и, конечно же, позавтракать. Но сначала нужно было позвонить Куинну, что Брианна и сделала, едва покинув комнату дочери.
Когда Скайлер показалась на кухне, Брианна была не только готова к выходу, но была уже на пятом по счету панкейке, щедро политом кленовым сиропом. Пережевывая очередной кусок, она указала дочери на ее обычное место за столом, где уже все было готово, а сама поднялась с места, чтобы налить ей кофе. Обычно она старалась ограничивать дочь с этим напитком, потому что опасалась, что избыток кофеина сделает ее таким же беспокойным и проблемным существом, как ее приятель Рокко, сын Сантаны. Но сегодня Бри решила, что ее дочери можно все.
- Я позвонила Куину - она вернулась к столу и поставила перед дочерью кружку с кофе. - Он сообщит остальным. Мы встретим Джеймса все вместе, как одна большая семья. Ему будет приятно.
Вновь усевшись за стол, Брианна прикончила последний блинчик и принялась смаковать остывший кофе из собственной кружки. В голове уже сформировался план на этот день, и он включал в себя хлопоты по обустройству старой комнаты Джеймса. После того, как он поступил в колледж и перебрался в съемную квартиру, Брианна так и не придумала, что с ней делать и стоит ли вообще что-то делать. К тому же Джеймс частенько оставался дома и ночевал в своей прежней комнате. В конце концов, это был их со Скайлер дом, и как бы не сложилась их жизнь, у них должна была оставаться возможность вернуться туда, где их всегда будут ждать. Поэтому комната оставалась нетронутой все эти годы. Ее нужно было еще привести в порядок, освежить после стольких лет запустения. Именно это Брианна и обдумывала, пока собиралась и наводила марафет. Сейчас она мысленно застилала свежие простыни и протирала пыль на полках со школьными проектами сына. А еще все никак не могла придумать, что приготовить. Этот вопрос так и остался на повестке дня, когда они, наконец, закончили с завтраком.
- Можешь выгнать машину, - Брианна бросила дочери ключи от своего доджа и принялась собирать грязную посуду. - И да, я разрешаю тебе прогулять школу сегодня. Можешь хоть весь день, как вы говорите, зависать с братом. И только не говори, что не думала об этом. Я знаю, что думала.
Хитро улыбнувшись дочке, она занялась уборкой, но в голове у нее громко тикали часы, отсчитывающие минуты до встречи с сыном. Брианна очень надеялась, что больше ждать не придаться. Она ждала шесть лет, показавшиеся ей вечностью, и теперь каждая минута казалась вечностью умноженной во стократ. Тем не менее, это не помешало Брианне все таки навести на кухне образцовую чистоту. Как и настойчивые автомобильные сигналы с улицы, где ее ждала Скай.
- Да иду-иду… - выйдя, наконец, из дома, Брианна заперла входную дверь и поспешила к поджидающей на подъездной дорожке машине, но, увидев, что дочь сидит за рулем, сразу же замотала головой. - Нет, нет и еще раз нет. Давай на пассажирское, а то знаю я тебя. Не хватало мне снова улаживать проблемы со штрафами за превышение.
Заполучив место водителя, Брианна уселась за руль и, с трудом сдерживаясь от желания выжать из своего доджа все, на что тот был способен, тронулась с места.

+10

8

На свою порцию блинчиков Скайлер фактически набросилась, с разгону взгромоздившись на свое обычное место, а когда мама поставила перед ней кружку с горячим кофе, даже не изволила удивленно на нее поглазеть. Обычно ей приходилось догоняться кофеином уже вне дома и тайком от мамы, чтобы не шокировать ее количеством этого допинга, что Скай в себя вливала каждый день, но не сегодня. Похоже, у нее был день вседозволенности. Как еще объяснить тот факт, что мама разрешила ей еще и школу прогулять.
- И в мыслях не было! - возмутилась Скай, но сияющая от радости мордаха с раздутыми от блинчиков щеками, как у хомяка, выдавала ее с головой. Провести целый день с братом и не париться на счет выговора за прогулы… Она и мечтать об этом не смела. Думала, да, как без этого, и уже прикидывала варианты, как все это устроить, но даже и представить не могла, что все устроится само собой. Наспех дожевав блины и кое-как протолкнув все это в желудок обжигающим язык кофе, девушка сгребла брелок с ключами и выскочила из-за стола с крейсерской скоростью.
Не прошло и пяти минут, как массивный додж RAM уже стоял на подъездной дорожке и сыто урчал, время от времени выдавая нетерпеливые сигналы. Скайлер сидела за рулем и практически подпрыгивала не сидении, уверенная, что вот сейчас мама запрет дом и они, наконец-то, поедут встречать Джеймса. И она будет за рулем. Но, конечно же, у мамы был на этот счет свои соображения. Как всегда.
- Ну, ма-ам… - протянула она, тем не менее, послушно перебираясь на пассажирское. - Ты же водишь, как ветеран Вьетнама с альцгеймером и прочей старческой фигней. Нас даже школьный автобус вечно обгоняет. И вообще когда это я превышала? Не помню такого.
На самом деле она прекрасно помнила, как словила штраф за превышение, когда спешила на вечеринку к однокласснице, но предпочла сделать вид, что забыла об этом, потому что маме, в конце концов, пришлось улаживать эту проблему с шерифом, а их общение всегда было довольно специфическим. Скайлер, конечно, догадывалась почему, но благоразумно помалкивала. Совсем как сейчас, когда ей чертовски хотелось еще как-нибудь  проехаться по чужой манере вождения, но она решила промолчать. Это было правильным решением, потому что, как мама не старалась соблюдать скоростные ограничения, получалось у нее так себе. Скайлер даже в какой-то момент поймала себя на том, что пристегнула ремень безопасности без напоминания с ее стороны.
Тем не менее, на пристань они прибыли последними. Они еще только подъезжали, а Скай уже успела сосчитать анархистов не только по головам, но и по байкам.
- Их шестнадцать, - с удивлением обнаружила она, пересчитав и головы, и мотоциклы еще раз. - Почему их шестнадцать?
А потом до нее дошло. Ребята пригнали байк Джеймса, чтобы он мог сразу сесть за руль своего верного байка. Это было так мило, что она даже немного растрогалась. Едва додж остановился на парковке, она вылетела из салона, и метнулась к пристани, закрывая глаза от встающего над островом яркого утреннего солнца. Мимо улыбающихся ей бородачей и их брутальных мотоциклов. Однако, рассмотреть хоть что-то ей все равно не удалось. Над водой еще стелились обрывки тумана, а солнце, отражаясь от водной глади, слепило глаза, минуя даже козырек из ладоней, которым Скайлер прикрывалась. Что-то разглядеть было почти нереально. Она видела только белоснежную свечу каслрокского маяка и массивную скалу, на которой тот возвышался. Все прибывающие из Портленда суда показывались из-за нее, но сейчас там не было ничего, даже самой завалящей лодочки не маячило.
- А во сколько он приедет, тебе сказали? - обернулась она на мать, уверенная в том, что та шла вслед за ней с самой парковки, но наткнувшись взглядом на машину шерифа и самого мистера Сантану, пристроившегося рядом с ней, резко спала с лица. Она давно справилась со своими негативными эмоциями по отношению к этому человеку, и его сын сильно ей в этом помог, но сейчас Скайлер чувствовала, как начинает закипать, и отвернулась от него. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как из-за скалы показалась самоходка. Внутри тут же все подпрыгнуло от радости, а ноги сами заплясали на месте. Это был Джеймс, точно Джеймс.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/66460.jpg[/icon]

Отредактировано Skyler Riordan (08-09-2021 20:25:52)

+10

9

По мере того, как Касл Рок приближался и, проступая через утренний туман, становился все более четким, интерес к нему возрастал. Риордан сидел на своем прежнем месте и не двигался, только смотрел на свой родной остров издалека с жадностью человека, который успел не просто соскучиться, а изголодаться по этому месту. Понятие «дом» приобретает совершенно другой, куда более глубокий смысл, когда ты долгое время не можешь туда вернуться. Для его провожатых это место не было домом, но это не мешало им глазеть на него почти с такой же жадностью, что и Джеймс. Оба его конвоира встали со своих мест и подошли к стоящему на носу самоходки Буну, который уже давно высматривал очертания острова, о существовании которого до недавнего времени даже не подозревал. Округ Касл до сих оставался для многих жителей штата Мэн всего лишь строчкой в огромном списке графств Новой Англии. Некоторые даже понятия не имели, что он находится на острове и добраться до него можно только вплавь. Похоже, провожатые Джеймса были как раз из их числа.
- Да он большой, черт возьми, - заметил один из конвоиров, когда за общими очертаниями острова показались еще  и далекие горы на севере острова. Он нехотя оторвался от своего занятия и оглянулся на оставшегося сидеть на своем месте подконвойного. - У вас тут что, реально целый город?
Джеймс, вернувший на свое лицо прежнее почти равнодушное выражение, поднял на него глаза и сощурился. Ему чертовски не хотелось расписывать Касл Рок пусть даже в общих чертах. Он всегда довольно ревностно относился к месту, в котором родился и вырос, и не рассказывал о нем ничего, даже когда его спрашивали напрямую, словно хранил в секрете само существование этого места, и теперь, глядя на то, как чужаки буквально пожирают глазами его родной остров, испытывал почти ревность. Он так ничего не ответил. Вместо него заговорил второй конвоир.
- Я слышал, у них тут даже парк развлечений есть. Колесо обозрения, американские горки и прочая хрень.
- Да ладно, если бы у них тут было что-то подобное, мне мелкие все уши прожужжали бы, - снова подал голос первый. - С Диснейлэндом в свое время достали так, что пришлось на все забить и везти их в Калифорнию, а тут под самым боком…
Джеймс лишь вздохнул и просто отключил восприятие, не желая и дальше слушать чужие разговоры. Он столько пропустил за эти шесть лет… Конечно, мать и сестра ему обо всем рассказывали, а Куинн исправно снабжал информацией обо всем, что так или иначе было связано с клубом и их бизнесом, но он все равно чувствовал себя так, словно проспал все эти годы. Кошмар длинною в долгих шесть лет. Если придется заново знакомится с Касл Роком, то Джеймс предпочитал сделать это лично, а не со слов людей, которые понятия не имели, что это за место.
Спустя минут десять самоходка добралась до маяка и благополучно миновала ту опасную часть пролива, что в свое время потопила немало кораблей, и вошли в бухту Касл Рока на полном ходу. Теперь их взорам открылся уже сам город, окружавшие его холмы и пляжи, протянувшиеся почти по всему побережью, и, собственно, знаменитый парк развлечений, отстроенный на мелком островке, который еще шесть лет назад был никчемным клочком суши. Осень уже разбрызгала свои яркие краски по лесам и холмам вдали, окрасила парки и скверы города. В свете занимающегося утра Касл Рок выглядел, как городок с открытки, которую посылают из путешествия мечты. Ему повезло в этой мечте родиться и прожить большую часть своей жизни.
- Ахренеть…
Джеймс не знал, кто именно это сказал, но он был целиком и полностью согласен с этим высказыванием. Он, наконец, поднялся с места и выпрямился в полный рост. На пристани толпились люди. Даже на расстоянии Джеймс узнавал каждого из них. По повелению, по манере держать голову и жестикулировать что-то доказывая. Но смотрел только на свою младшую сестру, скачущую на самом краю пристани, как маленькая егоза.

+10

10

[indent] Доминик ненавидел ждать. Как любой человек, привыкший наполнять время действием, а не праздностью, он не мог просто так сидеть на месте и всегда старался чем-то себя занять в ожидании, лишь бы не глазеть поминутно на часы, раздражаясь на слишком медленные стрелки. Но, странное дело, сейчас ожидание в бездействии его совершенно не тяготило, а все потому, что он на самом деле был занят. Очень занят.
[indent] Пока физически Сантана лишь подпирал поясницей бок своего автомобиля, в голове его происходила напряженная работа мысли. Если все его официальные действия как шерифа, были четко до последнего пункта прописаны в соответствующем протоколе, то Доминик терялся в том, что он должен предпринять как отец. Пусть Джованна была уже взрослой и жила своей жизнью, порой нарочито подчеркивая свою независимость лично для отца, то для самого Доминика мало что изменилось с тех пор, как она была маленькой девчушкой с ободранными коленками. И сейчас он чувствовал себя так, как если бы над его ребенком нависла темная туча неминуемой беды. Умом он понимал, что сгущает краски и слишком предубежден на счет Джеймса Риордана, но сердцем… сердцем он чувствовал, что угроза его ребенку вполне реальна и очень серьезна. Нужно это обдумать, решил он, но, заметив знакомый додж, приближающийся к порту, задвинул все эти мысли в самый дальний угол своего сознания.
[indent] Анархисты тоже оживились и подобрались, втягивая свои животы и приглаживая бороды. Никому из них не хотелось предстать перед вдовствующей королевой-матерью и юной принцессой в неподобающем виде. Теперь, когда Доминик уже привык к яркому солнцу, он мог различать и узнавать отдельные бородатые и не очень лица. Одно лицо, шрамы на котором сделали его легко узнаваемым, привлекало его особое внимание. В частности то, как он смотрел на паркующуюся на стоянке порта машину. Сантана подозревал, что и сам смотрит так же. Вдовствующая королева и мать нынешнего короля анархистов, известная как Брианна Риордан, была недостижимой мечтой для них обоих. Доминик поймал себя на том, что приглаживает волосы, и спешно убрал руку от волос и сунул в карман куртки подальше от греха, но не смотреть уже не мог.
[indent] Первой из машины выскочила Скайлер. Доминик регулярно видел ее на улицах Касл Рока, но каждый раз зависал, поражаясь тому, как сильно она похожа на свою мать в юности. На долю мгновения ему даже показалось, что это она и есть, каким-то чудом омолодившаяся с тех пор, как он видел ее в последний раз, но когда из машины показалась настоящая Бри, сумасшедшая иллюзия растаяла как дым. Скай пробежала мимо собравшихся на пристани мужчин, едва ли замечая, как они улыбаются ей, и остановилась на самом краю причала. Ее нетерпение и восторг ощущались почти физически, и Доминик не мог не улыбнуться, поэтому сильно отставшую от дочери Брианну он встретил с легкой улыбкой. Куинн не преминул поприветствовать ее первым, поймав за ладонь и спрятав в своих грубых руках тонкие женские пальцы. Жест совершенно невинный, но Доминик, наблюдавший за ними ревнивым взглядом, в какой-то момент просто не выдержал и отвернулся, словно увидел что-то слишком интимное.
[indent] - Здесь шериф, - уловил он краем уха приглушенный голос Брэдли и, вдохнув поглубже, посмотрел на Брианну снова. С тех пор, как он посадил Джеймса, выдерживать ее взгляд, Доминику становилось все сложнее и сложнее, но сегодня все было совсем иначе, словно Королева вдруг решила его помиловать и выпустить, наконец, из темницы отторжения, в которую бросила его в тот день, когда он арестовал ее сына. Доминик сглотнул вставший в горле ком. Внешне он выглядел невозмутимо, как будто не происходило ничего такого, чего бы он не делал каждый день.
[indent] - Я должен присутствовать, ты же знаешь, - покачал он головой в ответ на ее безмолвный вопрос. - Так положено.
[indent] Она снова сделала это. Снова заставила его оправдываться. Одним лишь своим взглядом эта женщина пробуждала в нем совершенно неконтролируемое и разрушительное желание вывернуться наизнанку, но добиться ее улыбки.

Подпись автора

У каждого полицейского есть дело, которое не даёт ему покоя.

+10

11

В порту уже было полным полно народу. Брианне даже не нужно было присматриваться, чтобы знать наверняка, кто собрался этим утром на пристани. Их было пятнадцать. Ровно пятнадцать человек, которые практически были семьей ее мужу, ее сыну и ей самой. Бри часто заморгала, разгоняя непрошеные слезы, которые были совершенно некстати в такой ответственный для любой женщины момент, как парковка, и упустила момент, когда дочь буквально вылетела из машины.
- Скай! - крикнула Брианна ей вслед, но, как этого и следовало ожидать, она не услышала. Бри оставалось только покачать головой и, заглушив двигатель, последовать ее примеру. К моменту, когда она, закрывая глаза от яркого солнечного света, подошла к собравшимся на пристани байкерам, Скайлер уже вовсю скакала на самом краю пристани, высматривая вдалеке хотя бы намек на приближающееся судно. Она различала лишь ее тонкий силуэт, вырисовывающийся на фоне ослепительно искрящего на поверхности воды солнца, но в какой-то момент все это заслонило знакомое бородатое лицо.
- Куинн…
Брианна улыбнулась, когда он взял ее за руку и спрятал в своих горячих ладонях, согревая ее холодные от волнения пальцы. Все шесть лет, пока Джеймс был в тюрьме, Куинн был с ней рядом каждый божий день, и этот жест, ставший уже таким привычным, олицетворял собой его поддержку. Теперь же, когда ее сын возвращался, Бри чувствовала, что должна хоть как-то выразить свою безграничную благодарность этому мужчине. Она хотела его обнять так крепко, как только могла, но его голос, тихий, но отчетливый, словно вернул ее в реальность. Шериф? Он тут при чем?
Искреннее недоумение отразилось на лице Брианны лишь на мгновение. Как только она увидела Сантану, оно снова превратилось в непроницаемую и холодную маску, которую Бри надевала каждый раз, когда ей приходилось иметь с ним дело. Иначе она не могла, да и не хотела. Она не могла наказать его как-то еще, поэтому не стеснялась транслировать в его сторону весь арктический холод, который имелся в ее душе. Судя по выражению его лица, он прекрасно его ощущал.
Брианна не проронила ни слова, только смотрела на Доминика, но, как оказалось, в словах не было нужды. Он прекрасно знал, что говорить, а она прекрасно знала, что ей не в чем его упрекнуть. Джеймс выходил условно-досрочно, а это означало, что он будет на учете у местной полиции. Таков закон. Брианна бросила короткий взгляд на дочь, которая в этот момент оглянулась, что-то радостно щебеча, и увидела, как исказилось ее лицо. Короткий миг, проблеск зарницы, но этого хватило, чтобы внутри у женщины все перевернулось, а в ее взгляде появилось то жесткое выражение, которое не предвещало ничего хорошего.
- Вам виднее, шериф, - просто и без лишних эмоций произнесла Бри, но акцент, который она сделала на слове «шериф», сложно было не заметить. За все эти шесть лет она ни разу не обратилась к Доминику по имени, только по должности, реже по фамилии, потому что так было проще дистанцироваться от всего, что их связывало в прошлом.
Брианна снова посмотрела на Брэдли, который все это время держал ее за руку и терпел ее ожесточившуюся при виде Сантаны хватку, и мягко улыбнулась.
- Все хорошо, Куинн, - она отпустила его руку и, стараясь больше ни на кого не смотреть, прошла мимо к дочери, скачущей на самом краю пристани. - Что там? Паром?
Вообще-то для парома было слишком рано, но кто сказал, что они прибудут именно этим транспортом. Откровенно говоря, Брианна не могла припомнить, что ей по этому поводу говорил адвокат. Как только он сказал, что Джеймса отпускают, она уже почти ничего не слышала. Ей было достаточно осознания, что ее сын вернется к ним со Скай уже сегодня. О большем она не смела и мечтать, поэтому детали ее не волновали.
- Кажется, это Беркли, - неустанно щурясь из-под ладони, Брианна наконец-то смогла хоть что-то разглядеть. - Это его посудина. Видишь? У него на носу канадский флаг.
Беркли и правда был выходцем с Великого Белого Севера, поэтому сомнений у Брианны не было. Этот извозчик был из тех, кто мог сорваться в рейс в любое время суток.

+9

12

Флаг она рассмотрела даже раньше, чем мать обратила на него ее внимание. Они так часто мотались с Беркли на материк, что она перестала обращать внимание на такие детали, как болтающийся на носу флаг Канады. Здесь, на Касл Роке, так уютно устроившемся аккурат между побережьем Соединенных Штатов и Новой Шотландией, флаг Канады мелькал так часто, что в пору было устраивать референдум. Но, к счастью, политикой в округе Касл не особо увлекались даже сами политики.
- Ты его видишь? - не отрывая взгляда от приближающейся самоходки, спросила Скайлер. Сколько бы она не прикрывала глаза от яркого солнца, понимающегося над островом, что-то кроме самоходки рассмотреть все никак не удавалось. Все расплывалось и искрилось, теряясь в бликах от отражающихся в морской глади солнечных лучей. Скайлер почти уже отчаялась, а потом самоходка в очередной раз качнулась на волнах и…
- Джеймс!
Скай аж взвизгнула, когда увидела брата. Это точно был он. Это его осанка, его разворот плеч. На палубе были и другие люди, которых она тоже смогла наконец-то рассмотреть во всем этом ослепительно-искрящем солнечном буйстве, но именно брата она хотела видеть в этом момент. И она увидела его.
- Я вижу его! - звеня от восторга, почти пропела Скай и обняла стоящую рядом маму, не в силах сдерживать эмоции, а потом снова принялась скакать на самом краю причала и как маленький ребенок замахала руками. - Джеймс!
Самоходка стремительно приближалась. Теперь можно было без проблем рассмотреть все и всех, кто был на палубе. Пара каких-то лбов в одинаковых куртках, какой-то мужичок в строгом пальто. Но, самое главное, там был Джеймс, одетый так обычно и просто, словно он не после шестилетнего отсутствия возвращался, а после очередной поездки в Портленд или еще куда. В какой-то момент Скайлер даже показалось, что все эти годы без брата ей просто приснились. Что все это, и убийство, и суд, и годы в ожидании, было не более чем ночным кошмаром, от которого она проснулась этим утром. Но иллюзия эта продлилась недолго. Вплоть до того момента, как они с Джеймсом наконец-то встретились взглядами, и она увидела, по-настоящему увидела, как сильно он изменился. Видела и раньше, часто ведь навещала в тюрьме особенно в последние пару-тройку лет, но только теперь, в ярком солнечном свете перемены казались ей просто ошеломительными.
По щекам потекли слезы, но их легко можно было списать на радость. И Скай радовалась. Она пищала от восторга, как маленький щенок, которого вывели на прогулку после целого дня взаперти, и как щенок была настроена на безумства. Самоходка только начала кое-как пристраиваться к причалу, а она уже приняла решение, которое наверняка гарантирует ее матери новую прядь седых волос. Скай просто дождалась, когда расстояние от причала до самоходки будет достаточным и, отступив на пару шагов для разгона, сиганула вперед. Ее тренированное танцами тело легко миновало «пропасть», отделяющую ее от Джеймса, и в одно мгновение она оказалась прямо перед ним, таким родным и долгожданным.
- Джеймс! - выдохнула она и, наконец, смогла заключить брата в крепкие объятия. Внутри что-то резко оборвалось и стало так легко-легко, словно все это время, все эти шесть лет в самой глубине ее души шла глобальная стройка из тяжеленных каменных блоков злости и отчаяния, а теперь они вдруг разрушились до основания, рассыпались в пыль и развеялись по ветру без остатка. В этот момент Скайлер не думала ни о чем. Ни о шерифе, которого очень долго и очень упорно ненавидела, ни о Джованне, которую изо всех сил пыталась презирать, ни о Рокко, которого все эти годы, сама того не осознавая, наказывала ни за что своей тягостной дружбой. Все ее восприятие заполнил Джеймс. Его запах и его крепкие объятия. И это чувство защищенности, которого ей так не хватало.
От облегчения, затопившего по самые уши, Скай позорно разревелась и зарылась лицом в толстовку Джеймса. Она цеплялась за него снова и снова, обхватывала руками, как будто ей не хватало рук, чтобы обнять его так, как ей хотелось, и тихо скулила, тыкаясь красным от слез личиком ему в грудь. И ей было ни капельки не стыдно за свое поведение.
[icon]http://forumstatic.ru/files/0012/5c/b4/66460.jpg[/icon]

Отредактировано Skyler Riordan (08-09-2021 20:22:32)

+7


Вы здесь » Castle Rock Island » Здесь и сейчас » Законопослушный гражданин


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно